Не Нашли фильм? Напишите нам и он появится!


21.05.2013 в 05:06

Тодд Филлипс - американский режиссёр и продюсер, особенно известный своими комедиями с высоким возрастным рейтингом (R). Помимо трилогии «Мальчишника» Тодд успел отметиться такими фильмами, как «Старая закалка», «Незванные гости», «Старски и Хатч» и, конечно, комедийным роуд-муви «Впритык» с Робертом Дауни-мл. и Заком Галифианакисом. В эксклюзивном интервью «Фильм Про» Тодд рассказал о том, где он был в то время, когда Обама становился президентом, что нового мы увидим в третьей части «Мальчишника», а также почему вообще он решил её снимать.

 

Тодд ФиллипсТодд Филлипс смог выкроить около получаса для общения, пока оборудование перевозили из подсобных помещений Caesars Palace в одну из башен, чтобы доснять сцену с лифтом. Режиссёр уже слегка охрип, но с удовольствием отвечал на вопросы, много шутил и вообще был рад небольшой передышке в насыщенном графике съёмок (в общей сложности за день мы побывали на пяти или шести местах в разных частях города и отеля, прим. ред.).

 

Владимир Лапин:

Расскажите, как Вам работалось над третьим фильмом киносерии? Как вы встретились со знакомой командой?

 

Тодд Филлипс:

Да, уже шесть лет прошло. Вы знаете, мы стали хорошими друзьями с актёрами за это время. Шесть лет, четверо друзей! Хотя, погодите... Ещё же мистер Чоу и Даг! Шесть лет — шесть друзей. Отличный результат! Собственно, именно наша дружба — первая причина, почему мы снимаем это кино. Вот вы сегодня видите рабочий процесс: маленькие кусочки, из которых состоят сцены и строится фильм, но, к сожалению, не можете оценить ни одной полной сцены. Так что, просто поверьте мне на слово — нам интересно и весело тут, я даже слегка охрип (смеётся). Вам сейчас просто интересно, а весело будет уже там — в кинотеатрах.

Владимир Лапин:

Было сложно разработать историю для третьей части фильма? Ожидания зрителей высоки.

 

Тодд Филлипс:

Это в любом случае сложно. В первом фильме мы старались сделать одну из лучших комедий всех времён. Второй фильм стал той самой лучшей комедией, поэтому, конечно, сейчас мы испытываем серьёзное психологическое давление. Со сценаристом Крэйгом Мазином мы перебрали много идей. Это было сложно, так как за всеми гэгами и шутками ты должен не забыть рассказать причину, почему герои снова вместе, и какую цель они преследуют. Однако это и весело тоже, безусловно.

 

Владимир Лапин:

Что-нибудь изменилось во взаимоотношениях членов «Волчьей стаи»? В фильме или в обычной жизни?

 

Тодд Филлипс:

Зак Галифианакис стал очень неприятным, когда к нему пришла слава (смеётся). А я? Нет, я — нет (смеётся). Действительно, актёры могли измениться, ведь первая часть «Мальчишника» вывела их карьеры на новый уровень, но когда мы возвращаемся к работе над франшизой, то воспринимаем всё как в первый раз, очень легко настраиваемся на рабочую волну.

 

Владимир Лапин:

А что с персонажами?

 

Тодд Филлипс:

Как изменились персонажи? Это вы в кино увидите, но есть один важный момент — в третьем фильме будет смещён фокус: если первый фильм и в некоторой степени второй — это истории взросления Стю, героя Эда Хелмса, то новый фильм посвящён Алану, герою Зака Галифианакиса. Мне кажется, пора раскрыть полностью его историю, объяснить сущность его проблем и показать, к чему всё это его (и не только) приведёт.

 

Владимир Лапин:

Первая и вторая часть были похожи: в обеих были провалы в памяти, помутнение сознания, свадьба одного из героев, мальчишник. А в третьем фильме?

 

Тодд Филлипс:

О «похмелье» в фильме «Мальчишник. Часть III» речь не идёт, это я вам точно могу сказать. В картине никто судорожно не вспоминает о событиях прошедшей ночи. У нового фильма другая структура сюжета, однако, есть узнаваемые мотивы.

 

Владимир Лапин:

А поскольку вс` поменялось, Вы не думали сменить название?

 

Тодд Филлипс:

«Мальчишник» — это уже бренд. Необязательно, чтобы в третьей части киносерии был собственно мальчишник (в оригинальной версии интервью обыгрывалось слово Hangover — похмелье прим. ред.), главное — чтобы сохранился стиль и интонации. Это как с франшизой «Полицейский из Беверли-Хиллз» — в третьей части всё было не совсем так (не совсем коп и не совсем в Беверли-Хиллз), как в первых, но мотив был тот же.

Владимир Лапин:

Кто ваш любимый герой?

 

Тодд Филлипс:

Если честно, то мне нравится Алан — его абсолютная и при этом невинная детская неуместность. Прекрасный типаж для комедии. И Зак прекрасно играет Алана, потому что у Зака есть эта невинность в его внешнем виде: что бы он ни говорил, как бы себя ни вёл, сразу становится ясно, что он это не со зла — он просто не знает, что у поступков и слов есть какие-то двойные смыслы.

 

Владимир Лапин:

В предыдущих фильмах участвовали младенцы, тигр, обезьянка... Что для вас было сложнее: работать с детьми или с животными?

 

Тодд Филлипс:

Честно говоря, сложнее всего было с Заком (смеётся). Нет, на самом деле были некоторые трудности с обезьянкой. Да у всех есть сложности, что скрывать... Проще всего, конечно, работать с детьми: у вас есть много разных детей на выбор, и если один не подходит, просите принести другого (смеётся). Шучу, конечно.

 

Владимир Лапин:

Появятся ли животные b в третьем фильме?

 

Тодд Филлипс:

Да, у нас будет большой эпизод с животными. Но я не буду пока раскрывать подробности (судя по трейлеру, речь идёт даже не об одном животном... прим. ред.).

 

Владимир Лапин:

Кстати, на рубашке Стю (видели во время разговора с Эдом Хелмсом прим. ред.) сегодня были следы крови — это из этих сцен?

 

Тодд Филлипс:

Кровь? Серьёзно? Нет, сегодня следы крови не от животных (смеётся). Но от животных ребятам тоже достанется.

 

Владимир Лапин:

Юмор и брутальность зашкаливают в предыдущих частях киносерии, поэтому интересно узнать: где те границы, до которых Вы готовы дойти, когда снимаете фильм?

 

Тодд Филлипс:

Мы никогда не думали так: «Вот здесь проходит граница, которую мы не должны пересечь». Мы снимаем, как думаем, а потом, просматривая материал и тестируя его на публике, понимаем, что что-то нужно убрать. Но чтобы потом что-то убрать — нужно сначала это снять, правда? Границы определяются на этапе монтажа фильма.

Владимир Лапин:

Можете привести какой-нибудь пример из первых двух фильмов?

 

Тодд Филлипс:

Примеров было много, но в самих фильмах их нет, если вы понимаете, о чём я (смеётся).

 

Владимир Лапин:

Может расскажете хоть об одном?

 

Тодд Филлипс:

Нет, лучше не надо — не хочу, чтобы кто-то из-за этого «плохо спал» (смеётся). Впрочем, все «пересечения» граней и границ были сделаны по букве закона.

 

Владимир Лапин:

Как Вы относитесь к рейтинговой системе оценки фильмов, которая определяет возрастные ограничения для просмотра? Это же именно Вы задали тренд на комедии «для совершеннолетних».

 

Тодд Филлипс:

Не думаю, что это именно я. Отчасти жанр возродился с моим фильмом «Старая закалка» (2003), в том же духе была комедия «Незваные гости» (2005). Думаю, подобные тренды периодически, волнами возвращаются. Но лично для меня некоторая дерзость обязательна для комедии. А сложно быть по-настоящему дерзким и не получить при этом жёстких возрастных ограничений. «Мальчишник» как раз такой — дерзкий, легкомысленный и непочтительный.

 

Владимир Лапин:

Говорят, что часть действия фильма происходит в Мексике, в Тихуане...

 

Тодд Филлипс:

Да, очень небольшая часть, это правда. Ещё, кстати, говорят, что речь в ней пойдёт о побеге Алана из психиатрической больницы — вот это уже неправда. Нельзя также утверждать, что действие происходит только в Тихуане, как первая часть в Вегасе, а вторая — в Бангкоке. Оно происходит в разных местах, в том числе в Лос-Анджелесе, Лас-Вегасе, Тихуане и, конечно, между ними.

 

Владимир Лапин:

То есть получается, что «Мальчишник. Часть III» — это своеобразное роуд-муви, как ваш фильм «Впритык», например?

 

Тодд Филлипс:

Да, элементы этого жанра в картине тоже есть.

 

Владимир Лапин:

Повлияли ли на Ваше решение изменить структуру сюжета критические отзывы на второй фильм трилогии

 

Тодд Филлипс:

История третьей части новая. И можно предположить, что именно из-за этих отзывов мы и решили всё поменять. Если вы писали такой отзыв — спасибо, считайте, что вы тоже причастны к этим изменениям (смеётся) . Придутся ли они по душе зрителям — это уже им решать. Впрочем, очевидно, что с третьей частью мы не хотим повторяться. Можно поверить в сюжет с фантастической ночью, напрочь забытой после различных происшествий, если он приключается однажды или, может, два раза. Но в третий раз никто не поверит. Хотя, как там говорят? «То, что случилось два раза, скорее всего, произойдёт в третий» — так что, героям стоит задуматься, почему это с ними происходит.

 

Владимир Лапин:

Появятся ли новые герои?

 

Тодд Филлипс:

Герой Джона Гудмена играет очень важную и большую роль в фильме. Также у нас будет несколько забавных камео, не буду их раскрывать. В общем, это фильм о «Стае», а также о нескольких второстепенных персонажах: Мистере Чоу (Кен Жонг), Даге (Джастин Барта) и персонаже Джона.

 

Владимир Лапин:

Кстати, а Джастин Барта хотя бы в третьей части получит полноценную роль?

 

Тодд Филлипс:

Могу лишь сказать, что он будет больше появляться на экране, чем в первом и втором фильме, но сказать, что он станет одним из главных героев, не могу. Как я говорил, фильм больше о трёх друзьях, или четырёх, если считать Мистера Чоу.

 

Владимир Лапин:

Актёры, сыгравшие в «Мальчишнике», отметили, как сильно повлияла на развитие их карьеры данная киносерия. А какое влияние она оказала на Вас?

 

Тодд Филлипс:

Я вырос на подобных комедиях. И всегда хотел снимать именно такие фильмы. В итоге я снял одни из самых масштабных в жанре. И, кстати, комедия «Впритык», которая была в промежутке между «Мальчишниками», по атмосфере тоже напоминает нашу трилогию. Понимаете, наша картина не столько о последствиях забытой ночи, сколько о дружбе героев. Когда ты видишь их на экране, тебе кажется, что они и в реальной жизни друзья. Что, кстати, правда.

Владимир Лапин:

Из сегодняшних разговоров нам показалось, что в третьем фильме персонажи должны получиться более проработанными, чем в первых частях. Не будет ли это мешать картине оставаться смешной и энергичной?

 

Тодд Филлипс:

Может быть, но немного. После выхода второго фильма ставки ещё выросли, но мы решили сделать новый «Мальчишник» по мрачности — где-то между первой и второй частями, и фокусироваться на истории. Тем не менее, я уверен, что эта «мрачность» и «реалистичность» только придаст комедии остроты.

 

Владимир Лапин:

Первый «Мальчишник» подкупил новизной идеи. Теперь у киносерии много фанатов. Как, по Вашему мнению, они воспримут третью часть?

 

Тодд Филлипс и команда «Мальчишника в Вегасе» только что получили «Золотой глобус»

Тодд Филлипс:

Безусловно, наша цель — понравиться аудитории. Будем надеяться, что люди, которые смотрели первые две части, заинтересуются и поддержат нас с третьей. Трилогия — это очень серьёзный масштаб, необходимо много энергии, чтобы с этим сладить.

 

Владимир Лапин:

А Вы изначально планировали трилогию?

 

Тодд Филлипс:

Когда оригинальный фильм стал большим хитом, мы с удовольствием взялись за продолжение. Но вдруг и сиквел оказался хитом. Тут уж нам ничего не оставалось, как притвориться, что мы планировали трилогию (смеётся).

 

Владимир Лапин:

А как насчёт четвёртого фильма лет через десять, например?

 

Тодд Филлипс:

Честно говоря, не думаю. Этот фильм задумываеся как заключительный. Это не значит, что герои в финале умрут, просто в «Мальчишнике. Часть III» подведены итоги этого этапа жизни всех основных персонажей.

 

Владимир Лапин:

Грустно ли Вам расставаться с франшизой?

 

Тодд Филлипс:

Пока нет, мы ведь ещё работаем. Но, может быть, на какой-нибудь торжественной пресс-конференции и взгрустнётся.

 

Владимир Лапин:

Не думаете ли вы снять ответвление от данной трилогии? Например, отдельную историю Алана.

 

Тодд Филлипс:

Пока не думал об этом.

 

Владимир Лапин:

Может, про обезьянку?

 

Тодд Филлипс:

Ну, её и в третьем-то фильме не будет (смеётся). Большое разочарование, согласен.

 

Владимир Лапин:

Что Вы можете рассказать о процессе написания сценария и съёмках?

 

Тодд Филлипс:

Сценарий — сложнейшая и важнейшая составляющая. Хорошо, что сценарист Крэйг Мазин присоединился к нам ещё на втором фильме. С ним процесс стал простым и понятным. Мы, кстати, всегда стараемся, можете верить, а можете — нет, сделать сюжет как можно более реалистичным, чтобы в него мог поверить кто угодно. Это при том, что описываются в нём абсолютно сумасшедшие ситуации. 

Что можно сказать о съёмках? В принципе, все три части были похожи по времени — съёмочный период первой части был 52 дня, третья будет длиться около 58-60 дней, а вторую мы сняли за 56 дней. Кстати, вот забавный факт: в этом году мы снова были на площадке в день выборов, как и четыре года назад — как сейчас помню эту сцену с голым стариком в больнице. Тогда тоже Обаму выбрали (смеётся) — столько времени прошло, страна поменялась, а мы всё тем же заняты — веселимся.

 

Владимир Лапин:

Считаете ли, что именно Вы придумали новый формат холостяцких вечеринок?

 

Тодд Филлипс:

Наверное, если говорить именно про Вегас. В Лас-Вегасе мы очень знамениты. В отеле Caesars Palace люди подходят на регистрацию и спрашивают: «Здесь что, жил тот самый Цезарь?». Помните, как в первом фильме?

 

Владимир Лапин:

Как на Вас реагируют туристы и местные?

 

Тодд Филлипс:

Вообще, нас очень хорошо принимают тут. Не только Caesars Palace, но и другие отели принимали нас с радостью. Такого не было, когда мы работали над первым фильмом. Например, отель Bellagio отдал нам под контроль свои фонтаны, когда нам было необходимо. Раньше о таком и речи не было.

 

Владимир Лапин:

Спасибо Вам за интересный разговор. И удачи в прокате по всему миру.

 

Тодд Филлипс:

Спасибо.